«А нас то за что»? Россия поставила Норвегию на место

Политика

Несколько дней назад Россия расширила список недружественных стран и территорий. Новичком в команде стала Норвегия. В качестве справки отмечу, что формально списков «недружественных» — два. Однако их участники идентичны, различаются только меры ограничений.

Так, первый список появился в мае 2021 года и фиксировал наличие «недружественных действий» в отношении российских дипломатических и консульских работников. Внесение государства в этот список подразумевало введение ответных мер в дипломатической сфере — лимит для персонала данной страны в количестве 27 человек.

Второй же появился в марте 2022 года в ответ на санкции. Тут ограничения более существенные — например, предполагается возможность расплачиваться по обязательствам перед кредиторами из этих стран только в рублях.

Но вернемся к Норвегии. Официальная реакция скандинавов была в классической лицемерной западной манере:

В этом нет ничего удивительного, но нет никаких оснований утверждать, что Норвегия действует недружелюбно по отношению к России

Разумеется, оснований буквально-таки никаких и нет. Ведь не было ни блокады Шпицбергена, ни присоединения ко всем пакетам санкций ЕС (а я напомню, что Норвегия туда не входит), ни саботажа работы в Арктическом совете, ни членства в НАТО, ни открытой помощи нашему военному противнику. «Вы что, подзабыли это совсем?» Так освежим память более предметно.
Итак, пожалуй, самым возмутительным поведением Норвегия отличилась в отношении Шпицбергена. Подробно данный вопрос я освещал в отдельном материале.
Кратко напомню. В 1920 году был принят так называемый Шпицбергенский трактат, согласно которому Норвегия получила право суверенитета над архипелагом. Однако Россия (как единственная страна, поддерживающая заметное присутствие в регионе после Норвегии) сохранила там право неограниченной хозяйственной и экономической деятельности.

Основой российского присутствия на Шпицбергене является трест «Арктикуголь», а основными поселенцами — шахтеры. В июне 2022 года Норвежское правительство устроило натуральную блокаду нашим, проживающим на архипелаге, гражданам. В частности, на российско-норвежской границе застряли 20 тонн товаров, включая 7 тонн продовольствия и лекарств. Возникла вполне реальная опасность голода.

Спустя пару недель после дипломатического скандала и угроз с нашей стороны денонсировать договор 2010 года о разграничении морских пространств в Баренцевом море норвежцы все-таки разблокировали доставку грузов для наших горняков на Шпицберген. К слову, договор этот надо денонсировать, не дожидаясь никаких дополнительных действий со стороны Норвегии. Они, что называется, уже «наработали». Более подробно о нём можно также ознакомиться в прикрепленной выше статье.

Однако мелкую пакость они всё же на Шпицбергене совершили. Так, Россию лишили доступа к Всемирному семенохранилищу на архипелаге (Svalbard International Seed Vault). В своё время мы туда тоже направили свои образцы. Однако и этот западный «банк» оказался ненадежным и в прямом смысле заморозил наши активы. К слову, в России имеется своё более мощное зернохранилище в Якутии. Об этом можно прочитать здесь.

Итак, другим блоком вредительства со стороны Норвегии является саботаж работы Арктического совета. В марте 2022 года члены Совета объявили, что не будут участвовать в каких-либо мероприятиях под председательством России (наша страна с 2021 по 2023 годы являлась страной-председателем). Ирония состоит в том, что законодатели из Норвегии в начале 2022 года выдвинули Арктический Совет на Нобелевскую премию мира за «дух сотрудничества».

Да, «сотрудничество» — моё почтение. По сути арктическая повестка вот уже второй год как в прямом смысле слова «заморожена». Запад, конечно, попытался самоизолироваться (именно так), создав «Arctic 7». Однако Арктика без России — это курам на смех. На нашу долю приходится около 60% арктического побережья, на котором проживает более половины населения региона (2,5 млн человек). Плюс уникальные компетенции в области крайне низких температур.

Развал Западом Арктического совета я также освещал более подробно. В общем, очередная красивая обертка «сотрудничества и диалога» с начинкой реализации политических амбиций США в Арктике. Те же норвежцы, вероятно, и сами не рады, однако кто будет спрашивать сателлитов, на территории которых находится с десяток американских военных баз.

Активно промышляли скандинавы и по линии климатического активизма. Яркий пример — нежелательный с апреля 2023 года Норвежский экологический фонд «Беллона». Данная контора была одной из наиболее агрессивных «природоохранных» структур. Специализировалась на атоме и Арктике. Собственно и учреждена была после Чернобыльской аварии с прицелом на дальнейшую работу в СССР на становившейся модной экологической нише. В 90-х сконцентрировалась на Заполярье, которое является одним из центров нашей ядерной активности. Благо, этих эко-вредителей почти всех из России повыгоняли.

Ну и, наконец, санкции. В прошлом году Норвегия самостоятельно присоединилась к потолку цен на российскую нефть. Вообще, достаточно странный шаг от страны-экспортёра. Не приходило ли к скандинавам в голову, что следующими могут стать они сами? В ОПЕК, к примеру, эти причинно-следственные связи смекнули и максимально открыто публично осудили механизм ограничения цены.

Учитывая ещё, что скандинавам с «подводной лодки» никуда не деться. Норвегия буквально «привязана» в европейскому рынку как минимум в вопросе газа. Трубопровод (95% от их газового экспорта), идущий в Европу, перенаправить в случае конфликта попросту некуда.

Я не знаю, у кого-то ещё остались вопросы относительно максимального лицемерия отсутствия «оснований утверждать, что Норвегия действует недружелюбно по отношению к России»? Даже странно, что признали недружественной только сейчас.

Константин Двинский
https://dzen.ru



Последние статьи