Этой осенью у наших недругов посыплется всё — от самих Штатов до их воюющих вассалов

Экономика

Говорят, что нигде так много не врут как на войне и рыбалке: украинские вожди так долго убеждали своих спонсоров и себя в непобедимости, что сами в это поверили, — считает политолог и поллиттехнолог Выдрин. Своими мыслями об угрозах в Черном море, провале контрнаступления ВСУ и создании государственной идеологии России, он поделился в интервью изданию Украина.ру.

Говорят, что нигде так много не врут как на войне и рыбалке: украинские вожди так долго убеждали своих спонсоров и себя в непобедимости, что сами в это поверили, — считает политолог и поллиттехнолог Дмитрий Выдрин. Своими мыслями об угрозах в Черном море, провале контрнаступления ВСУ и создании государственной идеологии России, он поделился в интервью изданию Украина.ру.

— Дмитрий Игнатьевич, в настоящее время, не побоюсь этого слова, решается судьба Черного моря. Россия вышла из зернового соглашения, и теперь Украина требует, чтобы НАТО обеспечило охрану ее зерновозов при проходе по Черному морю. Россия же объявила, что будет такие суда считать военными целями и, по сути, топить их. Как вы думаете, не вызовет ли это Третью мировую войну?

— Мда, никак не уйдет из мировой повестки пресловутая «зерновая сделка». Думаю, эту тему западные СМИ и политики раскачивают скорее от огорчения, чем от ее реальной значимости.

Дело в том, что она изначально задумывалась как ловушка для России. Дескать, на кону жизнь «детей Поволжья», в смысле «детей Нила», а вы про какие-то подозрения контрабанды оружия и частичное снятие санкций.

То есть нас тупо шантажировали жизнью детей Африки. При том что дешевое зерно до них и не доходило, а оказывалось в сытой Европе и шло не на лепешки, а на биотопливо. Я уже не говорю, что под прикрытием этой сделки, решались упомянутые гешефты с оружием и политическими карьерами западных знаковых персон.

Но, по иронии судьбы, теперь эта тема превратилась в ловушку для коллективного Запада. Ведь если его лидерам главное — жизнь чернокожих малюток, то место отправки должно быть второстепенно. И это легко проверить.

Можно, например, портом отправки зерна сделать Севастополь. Там есть все необходимые портовые мощности, включая элеваторы. И транспортное плечо до Босфора короче, чем от Одессы. К тому же в РФ ожидается рекордный урожай. Только на экспорт планируется отдать 55 миллионов тонн. Уверен, что часть этого объема можно отправить по льготному тарифу в Африку.

Даже координационный комитет так называемой сделки логично не закрывать в Стамбуле, а перенести в наш город-герой. Он и это выдержит — ведь мы не оказались от этой акции, а только ее заморозили в силу непорядочности контрагентов.

Да, для этого необходимо отменить ряд санкций против России вообще и Крыма в частности. Зато дети будут сыты. Ведь европейские господа и украинские вожди об этом так страстно пекутся. Не так ли?

— Главная, обсуждаемая экспертами, тема: не состоялось давно планируемое Украиной контрнаступление. Как вы считаете, с точки зрения не военной, а политологической, что происходит в эти дни в Украине и на фронте у солдат, командиров? Почему контрнаступление «не пошло»? Только ли из-за недостатка вооружений?

— Думаю, здесь стоит сделать акцент не только на военный и, даже, политический аспект, но и на психологический и моральный. Напомню в очередной раз старую историю эпохи Американской войны Севера и Юга.

В шатер главнокомандующего южной армии вбегает взъерошенный ординарец и докладывает, что основные силы их наступления разбиты. Генерал с усмешкой говорит: «Не паникуйте, все идет по плану. Вводим в бой резервы». Через некоторое время ординарец истерит, что и резервы разбиты. Начальник с мудрым прищуром комментирует: «Отлично! Бросаем в атаку мою личную охрану.» Еще позже, раненный офицер вползает в шатер и хрипит: «Погибли все.» Тогда генерал выхватывает из ножен саблю и выбегает наружу с криком: «Ну, теперь, я им не позавидую»…

Украинские вожди так долго убеждали своих спонсоров и себя в непобедимости, что сами в это поверили. На эту слепую уверенность никак не влияла логика и расчет — ни по мобилизационному потенциалу, ни по технической оснащенности, ни по господству в воздухе, ни по количеству боеприпасов… Верили и все!

Говорят, что нигде так много не врут как на войне и рыбалке. Но если врут другим — это может быть уловка. А если врут себе — наверняка, патология. Жду когда их президент броситься лично в бой, размахивая церемониальной булавой. Это и будет психологическим завершением «контрнаступа».

Но пока, к сожалению, секта свидетелей «наступа» еще живет и даже множится. Посмотрите, недоверчивые финны дали себя убедить в предстоящей перемоге и вступили в НАТО. Ясно, что совсем скоро они поймут — в большой политике зачастую действуют законы малого бизнеса: создать предприятие легче, чем его закрыть. Но это будет потом, а пока возникли дополнительные задачи по охране наших северных границ.

Однако в целом, я бы не драматизировал ни общую динамику конфликта, ни частные нюансы уже фактически захлебнувшегося контрнаступления. Меня только удивляет реакция некоторых вполне эрудированных и квалифицированных аналитиков. Например, рассуждения о том, что Штаты заманили Россию в проигрышную ситуацию: мол, мы участвуем в братоубийственном столкновении, по ходу обезжириваем Европу, а богатеют американские военные корпорации.

Это узкоэкономический, а потому не верный взгляд. Чтобы поддерживать градус конфликта, американской элите приходится непрерывно лгать. Даже ранее вполне профессиональный и адекватный командующий объединенным комитетом штабов генерал Милли, путаясь и явно стесняясь собственных слов, лжет об украинских военных победах, успехах наступления и о крахе российской стороны. А я не знаю случаев в истории, когда на лжи можно было построить прочное государственное здание или долгосрочную державную стратегию.

Уже этой осенью, уверен, у наших недругов посыпется всё — от самих Штатов до их воюющих вассалов.

— В России в последнее время стали говорить о необходимости выработки государственной идеологии, поскольку ее отсутствие приводит к тому, что в интеллектуальном пространстве образовалось много лакун. В некоторых из них действуют псевдопатриоты, русофобы, а с другой стороны, о чем мы стали писать в последнее время, диванные ура-патриоты. В чем здесь дело, как вы считаете?

— Мы с вами, по моему, уже говорили, что в России роль онтологии всегда была важнее, чем роль идеологии. Помните «любовная лодка разбилась о быт»? Мы забыли банальную и прямолинейную как «трёхлинейка» истину — бытие определяет сознание. Если французы — это стихийные рационалисты; немцы — стихийные идеалисты; то мы — стихийные реалисты. Правда реалисты, любящие еще по-обломовски пофантазировать. Реалисты, помнящие еще мечты Платонова…

В свое время нас перекормили идеологией. Как в Венгрии насильно запихивают в гуся орехи, чтобы увеличить выход фуа гра, так во времена так называемого исторического материализма в личность пытались напихать идеологию, как говорится, с горкой. Наверное, чтобы увеличить или расширить сознание. Получился идеологический передоз. Это стоит учитывать и ставку делать, повторюсь, на реальность.

Если, скажем уважаемый министр, призывает молодежь к исполнению воинского долга, а его зять куражится в сети над патриотическими лохами, то никакая идеологическая аргументация не сработает. Сработает пример бытия министра и его окружения. Именно поэтому Россия сегодня ждет не новой идеологии для масс, а справедливой онтологии для всех без исключения, включая элиту. Особенно для элиты. Это специфика сетевой эпохи, которую, кстати, абсолютно чувствует наш лидер, но далеко не все элитарии…

Сейчас, когда я даю интервью, у меня под окном гоняют в футбол подростки. Громко и часто звучит возглас: «Это не честно!» Для меня это напоминание о главном. Нам нужна честная онтология для всех, честное бытие, честная частная жизнь и рядовых граждан и руководителей. Тогда и выпестуется идеология как обобщение и выражение такой желанной реальности.

Украина.ру, Яндекс.Дзен



Последние статьи