Президент РФ готов отправиться на саммит БРИКС в Африке даже без гарантий безопасности

Россия

Россия отклонила просьбу президента ЮАР Сирила Рамафосы о том, чтобы российскую делегацию на саммите БРИКС в августе вместо президента Владимира Путина возглавил глава МИДа Сергей Лавров, рассказал в интервью газете Mail & Guardian вице-президент ЮАР Пол Машатиле.

По его словам, консультации с Москвой по этому вопросу продолжаются.

«Мы понимаем, что связаны Римским статутом, но мы не можем пригласить кого-то, а потом вы его арестуете. Мы были бы счастливы, если бы он не приехал», — сказал он, отметив, что Индия и Бразилия, в свою очередь, отвергли вариант переноса саммита в Китай.
Ранее члены южноафриканского правительства предложили Рамафосе три варианта участия российской делегации: онлайн, Лавров вместо Путина, или же Китай попросят провести встречу у себя.

Как это понимать? Путину так нужно лично поехать в ЮАР, где ему не могут обеспечить безопасность? Зачем?
— Всем понятно, что выданный Международным уголовным судом ордер на арест Президента России является сугубо политизированным и во многом конъюнктурным решением, — отмечает доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве России Дмитрий Ежов.

— В этой связи, не мешает вспомнить, кто из государств МУС не признает. Заметим, что это не только Бразилия, Индия и другие государства, но ещё и США, которые являются не только ярым противником МУС, но и фактическим идеологом антироссийского проекта. И это многое объясняет. Давление на ЮАР на фоне общей ситуации исключать нельзя, и это вполне можно рассматривать в качестве попытки, конечно, не раскола, но как минимум ослабления БРИКС. Впрочем, с высокой долей вероятности решение о присутствии Путина на саммите БРИКС будет приниматься в самый последний момент с учётом оценки всех потенциальных рисков и соблюдением мер безопасности.

— Для руководства ЮАР в случае визита Владимира Путина на саммит и отказа от его ареста действительно могут иметь место и внешне-, и внутриполитические риски, — считает директор по аналитическим проектам Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков.

— США уже обвиняли ЮАР в причастности поставок оружия России — якобы, российский грузовой корабль посещал для этого южноафриканскую военно-морскую базу недалеко от Кейптауна. Руководство ЮАР явно не хотело бы еще большего усиления разногласий с Вашингтоном. С другой стороны, некоторые представители оппозиционных сил в ЮАР грозили сами произвести арест Владимира Путина в случае его визита в страну. Конечно, вряд ли южноафриканские силовые структуры не смогли бы вместе с российскими коллегами обеспечить безопасность российского президента. Но дополнительные внутриполитические проблемы для них такая ситуация могла бы создать.

«СП»: При этом Бразилия и Индия против переноса в Китай — почему? Почему не перенести в ту же Индию — она МУС тоже не признает…

— Внеочередное проведение саммита в Китае или, гипотетически, в Индии, нарушало бы баланс сил в рамках БРИКС. Кроме того, очевидно, что в данном случае гипотетический перенос саммита осуществлялся бы в качестве существенного шага навстречу Москве. Если бы, теоретически, стать хозяйкой саммита ради таких целей предложили бы Индии, в Нью-Дели могли бы небезосновательно ожидать, что это осложнило бы отношения страны с США. А ведь контакты США-Индия развиваются весьма интенсивно. Можно вспомнить, например, как индийский премьер-министр Нарендра Моди недавно, в июне 2023 года, напомнил, что Вашингтон является одним из наиболее значимых партнеров его страны в оборонной сфере.

В целом же смена страны-хозяйки проведения саммитов такого уровня скорее могла бы произойти либо при каких-то чрезвычайных обстоятельствах (стихийные бедствия, всплеск опасных заболеваний, военный конфликт или переворот), которые делали бы организацию мероприятия на данной площадке технически затруднительной, либо при существенных политических противоречиях внутри организации, под эгидой которой саммит проводится.

«СП»: Путину принципиально лично ехать в ЮАР?

— Вероятно, Кремль стремится таким образом дать понять, что он не поддается давлению МУС или западных держав, которые добиваются международной изоляции Владимира Путина. То есть, если визит российского президента на саммит не состоится, то произойдет это из-за того, что давлению западных игроков уступило руководство ЮАР, а не России.

«СП»: Машатиле прямым текстом говорит: «Мы были бы счастливы, если бы он не приехал». Нельзя пойти на уступку? Не осложнит ли это наши отношения с ЮАР и единство БРИКС?

— Именно об осложнении отношений России с ЮАР, все же сейчас речь не идет. Не исключено, что такой обмен публичными репликами заранее согласован представителями двух государств. Таким образом, ЮАР получает возможность подчеркнуть, что не намерена слишком обострять отношения с теми же США. А Россия, как было сказано выше, получает публичное подтверждение, что она не поддается давлению западных держав, а идет навстречу более уязвимому для такого давления партнеру.

«СП»: Если Путин приедет, реально ему что-то угрожает? На власти ЮАР будут давить? А нет ли опасности что самолет попытаются сбить? Кому-то принципиально что-то сделать с Путиным или просто вести раскол в БРИКС?

— Можно вспомнить историю Омара аль-Башира, который в июне 2015 года, будучи президентом Судана, посещал ЮАР, ратифицировавшей Римский статут, хотя в его отношении действовал ордер на арест МУС. В период пребывания этого политика в Южно-Африканской республике окружной суд Претории даже начал рассмотрение вопроса о его аресте, что не помешало аль-Баширу свободно покинуть страну. Как известно, власти Судана тогда сделали и дополнительный ход — на время этого визита Омара аль-Башира в ЮАР суданские военные окружили базу южноафриканских миротворцев в Северном Дарфуре. Впрочем, возможно, это было сделано с молчаливого согласия руководства ЮАР, которое в таком случае получило еще один потенциальный аргумент для объяснений, почему тогдашний президент Судана не был задержан.

Но, вероятно, в случае с возможным визитом Владимира Путина в руководстве ЮАР исходят из того, что давление на это государство в таком случае будет куда сильнее. Характерно, что шерпа (доверенное лицо руководства) ЮАР в БРИКС Анил Суклал еще в начале апреля 2023 года отмечал, что его страна готовится к личному присутствию всех лидеров объединения на саммите. То есть, он говорил это уже после заявления представителей Палаты досудебного производства МУС о выдаче ордера на арест Владимира Путина. Вероятно, за это время давление на ЮАР усилилось.

Конечно, вероятность покушений на российского президента или других членов российской делегации присутствует всегда. Но вряд ли власти ЮАР опасаются именно опасности таких покушений.

«СП»: По словам Машаителе, дискуссии с Путиным по поводу его присутствия продолжаются. По-вашему, есть ли еще выходы? Онлайн или отправка Лаврова даже не рассматриваются? Как ситуация может разрешиться?

— Саммит БРИКС в Йоханнесбурге намечен на 22−24 августа 2023 года, то есть сейчас до него больше месяца. Если официальные лица в ЮАР будут неоднократно публично и настойчиво подчеркивать, что визит на это мероприятие российского президента создаст для Претории существенные проблемы, имиджевая задача для России, в общем-то, будет решена. То есть, как было сказано выше, это можно будет позиционировать так, что Москва не поддалась давлению, а пошла навстречу более уязвимым партнерам. Не исключено, что в этом случае Россия примет какой-то компромиссный вариант — скажем, с онлайн-участием Владимира Путина или визитом на саммит какого-то другого официального лица. Но если будет согласован такой сценарий, об этом, с большей вероятностью, объявят незадолго до начала работы саммита.

— Российская сторона испытывает прочность БРИКС, ставя участников в ситуацию жесткого выбора, — уверен политконсультант, кандидат философских наук Александр Сегал.

— Довольно рискованный, но и весьма эффективный ход. Римский статут — это один из действенных механизмов навязывания воли «коллективного Запада» остальному миру. И если удастся «выломать» из этой системы такого участника, как ЮАР, хотя бы на уровне декларации — это будет чувствительный «взлом системы».

Ну и заодно это будет проверка на крепость самого БРИКСа: в ожидании неизбежного продолжения конфронтации с Западом необходима консолидация и выявление слабых звеньев.

«СП»: Не сломаем ли мы сами систему навязыванием такого выбора? Может, не стоит так рисковать?

— Можем сломать, ну я же и сказал, что ход рискованный. Впрочем, думаю, процесс разыгрывания дипломатической многоходовки еще не завершился. В конце концов может быть нащупан компромисс. Проблема в том, что мы не знаем истинных целей игры, и поэтому сложно оценить, насколько оправдана жесткость позиции. Пока цель видится такой.

Но это вероятностные суждения, как вы понимаете, и они не могут быть другими, ибо военные и дипломаты не раскрывают целей, как говорил Гельмут фон Мольтке.



Последние статьи