Путин: ЧВК легализовать, «Вагнеру» — служить России

Россия

В каком виде стране нужны частные военные компании?

Вопрос о статусе частных военных компаний будет рассматриваться, но пока что ЧВК «Вагнер» как юрлицо не существует и не существовала, заявил 14 июля Дмитрий Песков. Таким образом, пресс-секретарь Кремля еще раз подтвердил, что тема легализации ЧВК будет прорабатываться законодателями.

«Это вопрос, который должен обсуждаться в Государственной думе, в правительстве», — указал ранее Владимир Путин в интервью журналисту Андрею Колесникову, рассказывая об итогах своей встречи с «вагнерами» 29 июня.

«ЧВК „Вагнер“ не существует! У нас же нет закона о частных военных организациях! Просто не существует! Такого юрлица нет»,

— пояснил президент. Также он предложил командирам группы «Вагнер» несколько вариантов трудоустройства, в том числе — под руководством командира с позывным «Седой».

«Они могли собраться в одном месте и продолжать служить. И для них ничего бы не изменилось. Ими руководил бы тот же человек, который был их реальным командиром все это время»,

— пояснил Путин.

«Многие кивали, когда я это говорил, а Пригожин, который сидел впереди и не видел этого, сказал, выслушав: Нет, ребята не согласны с таким решением»,

— цитирует президента журналист. То есть будущее военной компании Пригожина до конца неясно. Наблюдатели гадают: как изменится (разделится?) его ЧВК, какие задачи и где будет выполнять?

Тем временем, колонна без тяжелой техники бойцов группы «Вагнер» 13 июля была замечена на трассе М4 в сопровождении полиции. В колонне были автобусы с белорусскими номерами, что может косвенно свидетельствовать о пункте передислокации бойцов. Спутниковые снимки лагерей, подготовленных для ЧВК в Белоруссии, уже давно опубликованы в сети.

ВИДЕО:

В каком виде России нужны частные военные компании и какой может быть судьба «Вагнера»?

Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин считает, что ЧВК могут стать примером для Минобороны.

— Необходимо придать частным военным компаниям должный правовой статус. Плохо, когда компания есть, а статуса нет. Должно быть прописано, что российские ЧВК должны действовать только за рубежом, как это и было до начала СВО.

Тот факт, что страна ведет боевые действия, не значит, что у нее исчезли интересы за границей, политические и экономические. Кстати, интересы российских компаний за рубежом — это и интересы страны тоже, поскольку экономика у нас частнокапиталистическая.

«СП»: ЧВК — это в первую очередь кадры. Не приведет ли их легализация к тому, что ЧВК станут «красть» лучшие кадры у «большой» армии?

— Может быть. Но это значит только то, что «большая» армия должна сделать из этой ситуации выводы. Кроме того, этот момент должен прописываться в контрактах военнослужащих, в том числе офицеров, с Минобороны: когда и куда они имеют или не имеют право уходить.

«СП»: Как считаете, сохранится ли «Вагнер» в прежнем виде?

— В своем прежнем виде «Вагнер» может сохраниться, на мой взгляд, в только в Белоруссии. Вообще, Пригожин вместе с Лукашенко могут учинить много интересного…

Военкор Тимофей Ермаков считает, что ЧВК не противоречат, а дополняют армию России.

— Поскольку в России существуют частная медицина, частное образование, то естественно, что теперь есть и частные военные компании. «Вагнер» — не единственная. Есть ЧВК «Редут», есть ЧВК «Ветераны», ЧВК «Газпрома» и др. Все они воюют в зоне СВО. После требования Минобороны переподписать контракты, они тут же это сделали, не спорили и продолжили вести боевые действия.

Конечно, ЧВК России нужны. В первую очередь на украинском фронте, где буквально решается судьба России. Но и в Африке тоже. Определенные вещи Минобороны там делать не может, будет международный скандал… Правда, мой дед служил и в Эфиопии, и в Египте, и участвовал в операциях во время Карибского кризиса под эгидой ВС СССР, и этого тогда никто не стеснялся.

«СП»: В Кремле уже дали отмашку легализовать ЧВК…

— В разрабатываемом законе должны быть четко очерчены сферы, в которых ЧВК могут применяться. За рубежом, в случае иностранного вторжения в Россию, в случае ядерной войны и т. д. Должны быть прописаны условия взаимодействия ЧВК с Минобороны. Вопросы предоставления техники, боеприпасов, расходников, а главное, механизм кураторства со стороны ведомства.

Нужно раз и навсегда исключить ситуации, когда глава ЧВК записывает ролики, где кричит: «Шойгу и Герасимов, где снаряды?!» При том, что ни министр обороны, ни начальник Генштаба не занимаются выписыванием боеприпасов. Для этого есть замы по вооружению, по технической части. А пока у нас все выглядело как бардак. Из-за этого эксцессы. В армии хаоса быть не должно.

«СП»: Не побегут ли лучшие кадровые офицеры в ЧВК за длинным рублем?

— Этого не случится. Офицеры в большинстве своем — люди консервативные. Они долго учились в училище, вышли лейтенантами, мотались по регионам, частям, по полигонам, строили карьеру, шли по фуражкам, по головам… От этого просто так люди не отказываются. Служить стране, государству для них большая ценность. К тому же там есть социальные гарантии, которые в ЧВК неочевидны.

Я был на свадьбе у заместителя командира 381-го артиллерийского полка по тылу в Макеевке. Там никто не хочет идти в ЧВК, потому что у них прекрасный коллектив.

Кроме того, будем честны, не каждый военнослужащий психологически подходит для той работы, которую вынуждены выполнять ЧВК. Там ценятся сорвиголовы, отчаянные люди. Если такие типы не могут реализовать свой потенциал в армии, они идут в ЧВК, например, в штурмовики. Бояться этого не нужно. Пусть все будут заняты своим делом. От этого всем только польза.

Военный политолог, заведующий кафедрой политологии и социологии РЭУ им. Плеханова Андрей Кошкин подчеркивает важность сохранения бренда «Вагнер».

— Рад, что вопрос ЧВК поднят на самом высоком уровне. Помню, как о необходимости узаконить их деятельность говорил министр иностранных дел, партии в Госдуме писали законопроекты. Тогда шел серьезный анализ мировой практики. Например, в Китае ЧВК подчиняются минобороны, а в других странах, наоборот, не подчиняются.

Хорошо, что на мировом рынке частных военных услуг мы сейчас заняли солидную нишу. О нас знает весь мир. Нас очень ценят на Ближнем Востоке и в Африке и готовы с нами сотрудничать. В ЦАР и Мали стали отказываться от французского Иностранного легиона, который проводил операцию «Бархан» против террористов 10 лет. А теперь «Вагнер». Надо взять от него самое лучшее.

«СП»: «Вагнер» — всемирно известный супербренд. Жаль его бросать…

— Согласен. Тем более «вагнера» побывали у президента в Кремле, объяснили, что не выступают против, что они — не мятежники, политику его поддерживают. Нет необходимости подогревать молох недоверия. Важнее выйти на оптимальный путь развития ЧВК, создания условий для увеличения ее ниши на мировом рынке.

«СП»: Попытка мятежа не снизит капитализацию бренда?

— Конечно, это неприятно, но напомню слова Высоцкого в роли Жеглова: правопорядок в стране определяется не наличием преступников, а умением властей с ними бороться. Важно, что «Марш справедливости» смогли пресечь словом, кровь не пролилась, нашли точки соприкосновения, разобрались и теперь обсуждается вопрос, как обеспечить дальнейшую работу ЧВК в мире, и в РФ.

«СП»: И в России тоже?

— Если наши суперкорпорации нуждаются в услугах ЧВК, то почему бы нет. Но важен вопрос подчиненности. Предположу, что из-за этого у нас и медлили с законом о ЧВК. Думаю, теперь президент, учитывая особенности нашего культурного кода, политической системы примет мудрое решение. Думаю, ЧВК будут подчиняться государству. Тем более деньги шли «Вагнеру» из госбюджета.



Последние статьи