Скидки кончились. Россия заняла жёсткую позицию по нефти

В мире

Российская Urals впервые за год превысила санкционный потолок и продолжает дорожать. Сказывается сокращение экспорта. Да и ОПЕК+ не увеличивает урезанные ранее поставки. О плюсах и минусах политики искусственного дефицита — в материале РИА Новости.

Меньше, да лучше

Из-за низкого спроса в пандемию в ОПЕК+ добычу снизили на 9,7 миллиона баррелей в сутки. Год назад собирались вернуться к прежним показателям, однако в ноябре 2022-го, наоборот, уменьшили на два миллиона. В 2024-м урежут еще на 1,4 миллиона.

Но ситуация до сих пор не стабилизировалась, и некоторые производители предпринимают дополнительные меры. Так, Алжир убрал с международного рынка 20 тысяч баррелей в сутки, Саудовская Аравия — миллион. Россия решила не менять добычу, но снизит поставки за рубеж на 500 тысяч в августе, а с сентября до конца года — на 300.

Всего ОПЕК+ уменьшил поставки на десять процентов, отмечает эксперт в области энергобезопасности Игорь Юшков. По его оценкам, наибольший вклад в натуральном выражении внесли Эр-Рияд и Москва, добывающие сейчас по 9,5-10 миллионов баррелей в сутки.

Простые расчеты

В результате Urals торгуется выше того, что заложено в бюджет (70 долларов за баррель), а Brent — по 84 доллара. Хотя основные покупатели не приняли западные ограничения, Россия продавала нефть с дисконтом — ниже потолка в 60 долларов. «Скидку давали из-за рисков: вторичные санкции, сложности с оплатой и логистикой. Теперь эти вопросы решены, уменьшается и дисконт. Например, для крупнейшего покупателя — Индии — это всего четыре-пять долларов», — объясняет Юшков.

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин добавляет, что из-за высокого спроса Индия и Китай перебивают друг другу цены.

По данным Минфина, нефтегазовые доходы за первое полугодие на 47 процентов меньше, чем за тот же период 2022-го. Газ тогда стоил очень дорого (до двух тысяч долларов за тысячу кубометров), а поставки сократились только летом: перекрыли газопроводы через Польшу, «Северный поток — 1», ограничили подачу через Украину. «В конце весны нефть уходила по цене больше 100 долларов за баррель, до марта к тому же на нее не было скидок», — уточняет Юшков.

Теперь газ стоит 300-400 долларов. Да и экспорт снизился. Нефть тоже подешевела. Правда, аналитики указывают, что Минфин пользуется данными агентства Argus, а там склонны приуменьшать средние цены. Так, приводит пример Юшков, последние несколько месяцев Urals торговалась выше 60 долларов, но Argus считал по 50-55.

Кому нужнее

По мнению специалистов, сокращением экспорта при том же уровне производства правительство пытается убить двух зайцев: сохранить бюджетные поступления и снизить цены на внутреннем рынке.

«С одной стороны, излишки нетрудно продать и позже, с другой — речь идет лишь об экспорте сырой нефти, значит, ее можно переработать и пополнить бюджет пошлиной на нефтепродукты», — рассуждает Юшков. Кроме того, добавляет он, если трейдеров заставить понервничать, цены вырастут и без реальных сокращений.

Тем не менее избыток сырья не помешал бы на внутреннем рынке. Это сдержит цены на бензин. Но чем слабее рубль и выше ставки за рубежом, тем выгоднее экспорт, отмечает Пикин. Производители могут этим воспользоваться.

К тому же с первого сентября правительство урезает выплаты нефтекомпаниям. «На оптовом рынке цены растут, в начале года были в два раза ниже. Это ощущают и автолюбители, хотя на АЗС скачки не такие резкие», — говорит Пикин.

Государство следит за тем, чтобы продавцы не превышали уровень инфляции. При благоприятных условиях цена бензина не меняется, а в кризисные моменты увеличивается постепенно. Однако удешевления топлива ни оптовикам, ни потребителям ждать точно не стоит.

https://ria.ru/



Последние статьи