Взятие под стражу Гиркина — подходящий повод вглядеться в шизопатриотизм как явление, носители которого нарывались долго и настойчиво

Политика

Опознать шизопатриота нетрудно — он всегда через край переполнен ненавистью. К государству, не разделяющему его хотелки стать злым, репрессивным и кровожадным. К народу, видящему в нем превращенную форму бешеного хомячка. К другому шизопатриоту, не согласному с первым хоть в букве малой.

Фундамент, на котором колосится эта ненависть, примерно таков: полная личностная никчемность, раздутое до мессианизма эго, истерика как базовая форма взаимодействия с реальностью, невежество, порождающее предельно упрощенную картину мира, и безграничный радикализм как непреложный вывод из этих посылок. Именно радикализм — основа для самых простых решений по любому сложнейшему вопросу, чем шизопатриот особенно и славен.

Провести всеобщую мобилизацию. Всех трудоспособных поставить к станку на двенадцать часов в день. Для несогласных концлагеря, для врагов массовые расстрелы. По Вашингтону нанести ядерный удар, правительственный квартал в Киеве снести, любой экспорт противникам прекратить. Все, что крупнее мелкого бизнеса, национализировать, учетную ставку опустить до нуля, олигархов, правительство и ЦБ судить народным трибуналом. Все это знакомо, ничего я не выдумал?

На пути всех этих сверхценных идей стоит власть. Поэтому любой шизопатриот знает, что ее надо сносить, захватывать и учинять революционную диктатуру. Кто потрусливее, говорит об этом обиняком. Кто поглупее или понаглее, открытым текстом.

Чтобы иметь малейшие надежды на успех, надо очень много врать, в первую очередь про армию и командование. И не просто врать, но всеми доступными средствами разгонять панику и пораженческие настроения (тот же Гиркин еще зимой пророчил, как хохлы по итогам своего наступления захватят Кубань и Сочи). Чтобы, как они верят, народ налил глаза кровью и понесся устраивать революцию и кровавый хаос. Все совпадения с единственной надеждой противника не проиграть войну, разумеется, случайны.

Если вам показалось, что сказанное применимо к немалой части военблогеров, то вам не показалось. Если вспомнился выводок беглых в Россию хохлов, метко кем-то прозванных ложнорусскими и нескрываемо жаждущих воспроизвести у нас майданный свинарник, то тоже обоснованно. Все три множества пересекаются между собой очень сильно.

В мирное время шизопатриоты были законченными маргиналами, не заслуживающими иного отношения, чем «не тронь — вонять не будет». В военное они значимо нарастили аудиторию: запрос людей на объяснение и понимание событий и перспектив огромен, поэтому эффекту «кто надел белый халат, тот и доктор» удивляться не приходится.

Даже в этих условиях государство полтора года относилось к шизопатриотам и их пропаганде с ангельской кротостью — пока не громыхнул пригожинский мятеж. Поднятый под лозунгами, под которыми любой шизопатриот охотно подпишется — и те, что побезумнее, подписались прямо в реальном времени.

Мятежу не позволили разгореться, в чем огромную роль сыграло отсутствие у него социальной базы. Но обратить пристальное внимание на стаи сизых буревестников, уверен, было решено именно тогда. Чтобы не было необходимости гадать, на какую поверхность упадет очередная искра из числа старательно высекаемых.

Навального тоже терпели очень долго, но когда время пришло, разгромили его оргструктуры почти в одночасье. Сейчас, похоже, приходит время другого фланга. Пока это можно предполагать, после следующего ареста по экстремистским статьям можно будет уверенно говорить как о факте.

Если такой арест состоится, то под раздачу, видимо, попадет кто-то из тех, кто сейчас выражает агрессивную солидарность с Гиркиным: не примерять его судьбу на себя не получается, и каждый примеряющий прекрасно понимает, за что придется отвечать ему самому, когда придет очередь.

А что до самого арестанта, то думаю, что статей в его приговоре будет больше, чем вмененная вчера, а эпизодов — намного больше. Старался. Усердно.

АДЕКВАТ Z
https://t.me/politadequate



Последние статьи