Ленинский-лозунг-наоборот.-Как-и-когда-начнется-гражданская-война-в-США

Ленинский лозунг наоборот. Как и когда начнется гражданская война в США

Политика

Не брезгуя ничем в борьбе за власть, подняв на знамя идею поражения собственного правительства (иначе революции не хватит сил для победы), Ленин требовал «превратить империалистическую войну в гражданскую».

Как человек и политик он предал свою страну, как политтехнолог он нашёл единственный ход, ведущий его с соратниками к победе во внутриполитическом противостоянии.

Но, используя внешнеполитическую ситуацию для получения внутриполитических преимуществ, он, одновременно, резким изменением внутриполитической ситуации в России оказывал существенное влияние на международную обстановку.

Вам не приходило в голову, что курс российской истории в актуальной трактовке содержит неразрешимое противоречие. Получается, что в 1918-19 годах, слабые большевики, только приступившие к формированию армии, победили в прямом противостоянии с такими первоклассными военными державами, как Германия, Великобритания, Франция, США, Япония и ещё почти десятком армий их союзников (полностью отмобилизованных и имевших опыт Первой мировой войны), а в 1920-21 годах, после «Чуда на Висле», уже победоносная РККА не смогла справиться с какой-то Польшей (только что получившей независимость провинцией Российской империи), результатом чего стал Рижский мир, куда более похабный, чем Брестский.

Кстати, а почему, «империалистические хищники» (Германия и Австро-Венгрия) вместо того, чтобы уничтожить беспомощных большевиков, которым и воевать-то в начале 1918 года было нечем и некем, заключили с ними мир? Почему англичане и американцы в Мурманске и Архангельске, и американцы с японцами во Владивостоке высаживались с разрешения местных большевизированных советов? Почему, кроме советско-польской и советско-финской войн (а это гражданские войны в границах империи) не было ни одного серьёзного столкновения РККА с интервентами? Даже чехословацкий корпус, силой доказав в 1918 году, что разоружить его не удастся, уже в 1919 году не воевал, а спокойно ехал на родину через Владивосток, по пути сдавая местным ревкомам российских белых?

Совсем не потому, что некие рептилоиды, при помощи Ротшильдов, управляли всеми мировыми процессами. Просто для решения своих проблем западным странам хватало самого факта гражданской войны в России. Красные и белые изматывали друг друга, попадая в зависимость от внешних игроков, которым надо было всего лишь следить, чтобы этот «праздник жизни» продолжался как можно дольше.

Лишь в исключительных случаях, когда речь шла о попытках провинций бывшей империи стать самостоятельными государствами, приходилась реально воевать. Польша, Прибалтика и Финляндия свои войны за независимость в начале ХХ века выиграли, Хива, Бухара, государства Закавказья и петлюровский режим на Украине – проиграли. Но всё это были фрагменты гражданской войны в рамках Российской империи – борьба центробежных и центростремительных сил. Внешние силы лишь оказывали поддержку, причём зачастую обеим сторонам, поскольку только таким способом можно было гарантированно продлить гражданскую войну.

Но этот фокус действует не только в отношении России.

США уже десяток лет балансируют на грани гражданской войны и в этом году подошли вплотную к моменту истины. На днях присяжные должны решить, признавать ли Трампа виновным в уголовных преступлениях или нет. Если признают виновным, то дальше администрация Байдена попытается снять с пробега практически гарантированного победителя выборов осени 2024 года.

В этом году повторить четырёхлетней давности трюк с кражей выборов, у демократов не получится. Республиканцы, которые четыре года назад верили в сказку, гласящую, что цветной переворот в США невозможен, поскольку в Вашингтоне нет американского посольств, научены горьким опытом и готовы к борьбе. Попытка фальсификаций гарантировано ведёт к непризнанию итогов выборов более чем половиной штатов (которые проголосуют за Трампа), а значит к гражданской войне, призрак которой уже маячил перед администрацией Байдена, когда она попыталась воспрепятствовать инициативе Техаса по усилению охраны границы от нелегальных мигрантов, и в ответ получила заявление более чем половины штатов о готовности послать нацгвардию (подчиняющуюся губернатору штата) в помощь Техасу против федерального центра.

Сейчас демократы находятся перед выбором из двух зол:

* согласиться с неизбежной победой на выборах Трампа, которую не удастся оспорить и после которой, организаторы репрессий против команды Трампа имеют неплохой шанс сесть надолго и с конфискацией;

* попытаться снять Трампа с пробега под предлогом уголовного преследования.

Последний вариант как раз чреват гражданской войной. Республиканцы на всякий случай подстраховались и обеспечили себя решениями верховных судов нескольких штатов, признавших право баллотироваться на президентских выборах человека, находящегося под судом или даже в отношении которого действует обвинительный приговор. Понятно, что демократы найдут другие суды, которые вынесут нужные им решения. Но это-то и будет раскол страны на две враждебные юрисдикции и начало гражданской войны между ними.

То есть, сегодня демократы выбирают не между согласием с поражением Байдена и попыткой протащить его в президенты при помощи юридических фокусов, а между признанием поражения и началом гражданской войны.

Старт гражданской войны не означает, что стрелять начнут прямо с утра и повсеместно. Опыт всех (в том числе и наших) гражданских войн свидетельствует, что начинаются и раскачиваются они медленно. Практически весь первый год противостоящие армии относительно невелики (от нескольких тысяч, до пары десятков тысяч человек) и воюют без особого энтузиазма. Настоящее ожесточение наступает на второй-третий год войны, тогда же возникают и миллионные армии.

Но парализация внешнеполитических возможностей государства наступает сразу же, ещё до первого выстрела, как только оформился политический раскол и два лагеря начали смотреть друг на друга через прорезь прицела, понимая, что насилие может быть минимальным и оформленным формально юридически, может быть максимальным и обеспеченным силой оружия, но без насилия уже точно не обойтись. Сам факт наличия двух непримиримых полюсов, ведущих внутриполитическую игру друг против друга, гарантирует зависимость обеих противостоящих сторон от поддержки внешней силы.

Противостояние внутри страны двух и более сил, каждая из которых претендует на внутреннюю легитимность, повышает значение их внешней легитимации, то есть признания внешними силами их права представлять страну. Открывается пространство для легитимного (по просьбе контролирующих территорию властей) вмешательства внешних сил во внутренние дела разорванного гражданской войной (даже холодной) государства.

Таким образом, потенциальный гражданский конфликт в США (при всех возможных издержках силового противостояния лагерей внутри ядерной сверхдержавы) открывает перед Россией и Китаем окно возможностей по мирному урегулированию слишком далеко зашедшего конфликта с Западом. Сам факт временного выключения США из глобальной игры, зависимости их борющихся друг с другом внутриполитических фракций от внешнего признания, способен резко улучшить международные позиции России и её союзников.

Если же американцы начнут хотя бы немного постреливать друг в друга, то выбор их будет не богат: похабный «Брестский мир» или похабный «Рижский мир», но в любом случае мир для них будет похабным.

Так что можем пожелать юристам Байдена удачи и решимости.

Сто лет назад мы свою внешнюю войну превратили в гражданскую. Теперь их очередь.

О политических превратностях сегодняшней ситуации вокруг Дональда Трампа — в материале Елены Мурзиной Налоги, порноактриса и суд. Будет ли Трамп управлять Америкой из тюрьмы

https://ukraina.ru/



Последние статьи